Главная » Статьи » Серийные убийцы

Карл Панцрам. Ненавидящий общество. Часть 8.
История Панцрама появилась в десятках газет, таких как "Топека Таймс", "Бостон Глоуб" (рис. 1) и "Филадельфия Инкьюрер". В марте 1929 года он написал письмо заместителю начальника тюрьмы следующего содержания: "Я понимаю, что против меня существует целый ряд обвинений за убийство и побег из Орегона, но не могли бы Вы сказать точное их число?". 16 апреля 1930 года "Чикаго Ивнинг Америкэн" сообщал следующее: "Несмотря на то, что он хвастался убийствами двадцати трёх лиц и собирался убить тысячи, а затем покончить жизнь самоубийством, Панцрам не выглядел душевнобольным и мог без проблем отличать хорошее от плохого". Тем временем, власти городов Сэйлем, Филадельфия и Нью-Хэйвен готовились выдвинуть свои обвинения против Карла, который спокойно мотал срок в одиночной камере в Ливенворте. 

В течение этого периода Панцрам продолжал поддерживать связь с Лессером и в письмах детально описывал свою жизнь в Ливенворте. Он жаловался на малое количество книг, но хвалил тамошнюю еду. Карл утверждал, что находясь в тюрьме он начал чувствовать себя более человечным и постепенно забывал о том, каким животным он был. По прибытии в Ливенворт он полагал, что будет подвергаться издевательствам и избиениям на ровном месте, из-за чего сразу же попытался бежать и был пойман. Он стал враждебным и отказывался сотрудничать с охранниками. Однако, на этот раз не было никаких побоев. "Никто не поднимал руку на меня. Я был спокоен и доволен собой" - писал Панцрам. 14 апреля 1930 года начался суд по делу об убийстве надзирателя Варнке. Панцрам вёл себя дерзко и отказывался от сотрудничества. Судья Хопкинс поинтересовался у обвиняемого - есть ли у него адвокат? "Нет и он мне не нужен!". Хопкинс начал консультировать обвиняемого на тему того, что он имеет конституционное право на защиту, но Панцрам в ответ лишь громко проклинал судью. Когда же его спросили о том, признаёт ли он себя виновным, Карл начал издеваться над судом. "Я не признаю себя виновным! Попробуйте докажите это!". Прокурор Варден Уайт показал суду орудие преступления и привлёк 15 свидетелей, которые видели, как Панцрам убил надзирателя. Положение Карла усложнялось, но он лишь сидел и улыбался. Жюри потребовалось всего 45 минут для того, чтобы признать его виновным без права на помилование. Судья Хопкинс зачитал приговор: "5 сентября 1930 года с шести до девяти утра Вы будете повешены". Карл воспринял приговор с облегчением, широко улыбаясь и излучая оптимизм. "Судья, дайте мне положить пальцы на Вашу шею, и Вы больше никогда не сможете занимать свой пост!" - кричал он. Даже когда охраниики выводили обречённого убийцу из зала суда, он громко смеялся...

В 1920-х годах психоанализ не был так широко распространён, как сейчас. Одним из первых "адептов" данного учения был доктор по имени Карл Меннингер, выпускник Гарварда. Он беседовал с Панцрамом между судебными заседаниями, пытаясь определить степень его заболевания. Панцрам был доставлен в комнату в 8:30 утра, закованным в тяжёлые цепи и с жёстким железным прутом, прижатым к каждой лодыжке. Он мог сделать только полшага за раз. Три федеральных охранника окружали заключённого. Карл сел в кресло и, нахмурившись, уставился на доктора Меннингера. "Доброе утро, г-н Панцрам", сказал доктор Меннингер. Заключённый в ответ разбушевался и повернул голову, не говоря ни слова. Он огляделся вокруг, как если бы оценивая свои шансы на побег, и у доктора было чувство, что, если бы у него была возможность, Панцрам, не моргнув глазом, убил бы всех в комнате только для того, чтобы выйти. "Я хочу, чтобы меня повесили, и я не хочу никаких помех с Вашей стороны или со стороны других представителей Вашего грязного рода. Я просто знаю больше о мире и могу рассказать о негативной природе человека без какого-либо лицемерия. Я горжусь тем, что убил несколько человек, и жаль, что я не убивал больше!" Доктор Меннингер пытался выведать у Панцрама подробности его жизни, но заключённый отказался и с каждой минутой ставал всё более злым и нетерпеливым. "Я говорю, что я несу ответственность, и я виноват, и чем скорее они меня повесят, тем будет лучше и радостнее буду я. А Вы пытаетесь вмешиваться в это!". На следующий день, 16 апреля, Меннингер написал письмо Вардену Уайту, в котором просил о разрешении посетить убийцу снова, но прокурор ответил отказом. В своём заключении о психическом здоровье Панцрама доктор указывал на то насилие, которому Карл подвергался в Рэд Винг и утверждал, что именно жестокость со стороны взрослых побудила в Панцраме ненависть ко всему миру ещё в детском возрасте. 

Последним человеком, который официально был повешен в Канзасе, был Уильям Диксон в 1870-м. Приговорённых к смертной казни, естественно, хватало, но губернаторы позже заменяли столь негуманный, по американским меркам, способ "исправления" на пожизненное заключение. Самым известным смертным приговором был приговор Роберту Страуду (рис. 2), известному как "Птенец из Алькатраса". Он был осуждён за убийство охранника 26 марта 1916 года и ожидал своей участи в камере смертников вместе с Панцрамом. Страуд, как и Панцрам, отличался своим эгоцентризмом и мизантропией и не общался практически ни с кем. Единственным общением с внешним миром для него были бесконечные апелляции. В итоге, "Птенцу" удалось избежать виселицы и он до конца своих дней находился в тюрьме. Для Панцрама, в свою очередь, смертный приговор был облегчением. Он настолько убедил себя в правильности подобного решения, что даже устраивал гневную переписку с либералами, которые пытались выпросить у судебной системы помилование для убийцы. 30 мая Карл написал письмо Президенту Гуверу, в котором высказал озабоченность по поводу исполнения приговора. Но оный был исполнен. Холодным утром 5 сентября 1930 года в 5:55 утра Панцрам в сопровождении охранников и журналистов следовал к виселице. Его поведение было как никогда мятежным. Панцрам проклинал свою мать, проклинал весь ненавистный ему человеческий род. Забравшись на деревянный помост и повернув голову к палачу, Карл изрёк фразу, сделавшую его действительно знаменитым: "Шевелись ублюдок! За это время я успел бы повесить дюжину человек!". В 6:18 утра доктор Джастин Фуллер объявил Карла Панцрама мёртвым. Позже, на его надгробной плите не будет выбито ничего, кроме тюремного номера 31614. 

Заслужил ли Панцрам подобный приговор? Безусловно. Но кто же виноват в том, что общество получило подобного изгоя, который уничтожал на своём пути всё и вся? Само общество. С самого раннего детства Карл привыкал к тому, что не существует иного языка, кроме языка насилия, издевательства и побоев. Этот печальный опыт руководил действиями Карла на протяжении всей его жизни. История Панцрама должна была послужить уроком для следующих поколений, но и по сей день у медицины часто случаются промахи, из-за которых доктора ошибочно определяют опасность того или иного человека для общества в будущем. Показательным примером подобных медицинских ошибок является, к примеру, Эдмунд Кемпер, который приезжал к своему психиатру с отрубленной головой женщины в багажнике и спокойно слушал заключение врача о собственной вменяемости. 

P.S. По этой ссылке вы можете ознакомиться с фильмом о Карле Панцраме (англ. яз.)

Текст - Mezzo
Литературный редактор - SmallKitty
IT - Andina
Категория: Серийные убийцы | Добавил: Mezzo (23.02.2013)
Просмотров: 756 | Теги: серийные убийцы, детективные истории, Криминальные истории, Карл Панцрам